первое медиа об ответственном дизайне
britanka.media
Вторник, 20 Август 2019

Чисто по делу: новое приложение, которое обещает избавить Россию от свалок

26 марта 2019
britanka.media

Чисто по делу: новое приложение, которое обещает избавить Россию от свалок

Энтузиаст Андрей Бурдин придумал приложение «Чисто-чисто», устав от жизни по соседству с мусорным полигоном в родной Коломне. С помощью нового приложения каждый горожанин буквально в пару кликов может заказать вывоз своего домашнего или офисного мусора на переработку, включая те отходы, которые не принимают городские службы. Мы поговорили с Андреем о том, как и зачем он затеял мусорную революцию в России.

— Анти-свалочное приложение «Чисто-чисто» — как это работает?

— Наш проект — это Uber для мусора. Это приложение, с помощью которого можно вызвать машину, которая приедет, заберет ваше вторсырье и отправит его на переработку. Экономически перерабатывать выгоднее, чем просто сжигать мусор: если стоимость киловатта электроэнергии для жителя Германии составляет $0,35, то для жителя Москвы киловатт стоит 5,6 рублей — это $0,09. В Иркутске — стоимость киловатта еще ниже 1.078 рублей. Россия — это промышленная страна, у нас очень хорошо с электроэнергией, и поэтому сжигать все на еще не построенных мусоросжигательных заводах экономически не выгодно. Это очень важный момент. Лучше все это превращать в сырье, для страны в конечном итоге это оказывается более важным и прибыльным в экономическом плане, чем просто избавляться от мусора. Здесь лежит сильное рациональное зерно, и мы решили, что сейчас самое время показать это на живом примере, обнародовать цифры и статистику, доказать, что лучше в конечном итоге именно так.

Андрей Бурдин, основатель «Чисто-чисто»

— Реально ли вообще то, что вы задумали?

— Все, что мы делаем, — это не просто абсолютно реальная вещь. Это очень крутая и очень новая штука, которая эффективнее всего того, что есть на данный момент в мире. И она универсальна для каждого города, региона и даже страны. Мы просто дописываем функционал, это вопрос времени.

— Как вы решили взяться за такую глобальную проблему, как городские свалки?

— Свалки — бомбы замедленного действия. Это не просто мусор, сваленный в кучу. Нет, один слой навален на другой и так далее, внутри все это гниет и разлагается. Когда проходят дожди — вода просачивается внутрь, в нее попадают различные токсичные вещества и дальше все это уходит в грунтовые воды, которые в конечном итоге стекают в реки. Рыбу из рек просто нельзя есть, но ее ловят и продают. Люди начинают болеть, меньше ходят на работу, эффективность предприятий снижается, выручка падает. Увеличивается смертность, сокращается продолжительность жизни, кого-то признают инвалидом. То, чем мы питаемся, напрямую влияет на нашу жизнь. Связь между свалками и тем, что государство теряет косвенно деньги, есть, но ее очень сложно посчитать. Наверное, если бы у нас были все данные, мы бы смогли показать, в какой денежный эквивалент косвенных потерь от экологии все это оборачивается. Но экономические потери от всего, что идет на свалки, огромные. Сжигать все это — как кидать пачки денег в печку, чтобы согреться.

95%

бытовых отходов планируют перерабатывать ребята

— Главная мотивация для проекта — это что-то личное?

— Тут даже дело не в мотивации. Я учился в военном училище, факультет артиллерии ВДВ (правда, меня отчислили — я опоздал из увольнения на 2 часа, и с меня сорвал погоны полковник, перед всем училищем, прямо как в Сибирском цирюльнике), таких людей не надо мотивировать, с нами не случаются приступы прокрастинации. Тут дело в другом — во-первых, мне стукнуло 40, я схватился за голову и понял, что трачу свою жизнь впустую, рисуя никому не нужные 56-ые версии ToDo сервисов и прочую ерунду. И я уже давно не получал от своей работы удовольствие, как это было 20 лет назад. Я понял, что нужно в жизни заниматься чем-то по-настоящему важным и полезным, чем-то, что будет приносить реальную пользу. Это во-первых. Во-вторых, я живу в Коломне, и у нас недалеко Воловичи — мусорный полигон, куда машины из Москвы свозят мусор в огромную кучу. Местные активисты пытались все это прекратить, но как остановить поток мусора, если опции переработки в принципе нет? Можно только отвезти в другое место и высыпать в кучу там, но это же не решение. В общем, все просто совпало.

— О чем никто не говорит, но все должны знать?

— На самом деле, никто ничего ни от кого не утаивает — вот браузер, открывайте и смотрите на то, что есть на самом деле. Но вот, наверное, точно не все знают, что через год в Европе запретят использовать в кассовых чеках вредные вещества, а у нас люди даже еще не понимают, что бисфенол в чеках — ужасно ядовитая штука. Можно просто облепить человека чеками, и будет похоже на историю золотого мальчика (Мальчик, гибель которого стала хрестоматийным примером роли кожи в терморегуляции организма —ред.). Просто эта технология самая дешевая при производстве чеков. А мы планируем их собирать и складировать. В мире практически все бахилы не перерабатываются. Там, где есть мусоросжигательные заводы, их просто сжигают. А мы разработали оборудование, которое позволяет их перерабатывать. Делать новые штуки — прикольно.

— Трудно было запустить проект?

— Сложностей не было. Браузер, быстрый интернет, кофе — вот все, что нужно. Что дальше — это просто анализ картины в мире по странам: кто что делает и как, оценка эффективности и поиск оптимального решения.

— Если бы лично вы были Капитаном Россия от экологии, чтобы вы сделали в первую очередь?

— Если бы я был Капитаном Россия, я бы, наверное, полез в петиции, в политику, в телевизор и прочую чепуху. Но я не он, а курсант, которого учили, что главное — это рационализм и эффективность. Петиции — это просто способ обратить внимание власти на проблему, это не решение проблемы. Весь фейсбук пестрит петициями. А нужно именно устранять проблемы, предлагать решения. Вот, что важно. Это большая разница.

Подписывайтесь на britanka.media в «Яндекс.Дзене» и Телеграме. Будем там, где удобно вам